Injured museums The Summary Catalogue of the lost valuables of the Russian Federation Search in the central catalogue

Volume 1. The state memorial estate "Tsarskoje Selo"

Государственный музей-заповедник Царское Село

Today, the State Museum "Tsarskoe Selo" includes (like until the June of 1941) Palaces of Catherine and Alexander with parks and leisure facilities, pavilions, grottoes, bridges, waterfalls, monuments, obelisks. Art collections in the Palace of Catherine in Pushkin (Tsarskoe Selo) near St. Petersburg, formed over three centuries. Starting with Peter I, who presented in 1710 these lands to his wife Catherine I, the collections were gathered by all the Russian monarchs until 1917. After the Great October Revolution, the artistic decoration of the Catherine Palace Museum, along with other collections of former royal residences near St. Petersburg, was declared as a national treasure.

From the first day of the Great Patriotic War (in June 22, 1941), the evacuation of museum values to the suburban palaces of Leningrad (St. Petersburg) began. Fifty-five cars with boxes of museum cargo from four Leningrad suburbs were sent to the city of Novosibirsk and Sarapul (Udmurt Autonomous Soviet Socialist Republic). This represented approximately 35% of all items of the suburban palaces.

In the parks of Tsarskoe Selo the burial of park-statues was conducted. 34 marble statues and a large collection of marble busts were covered. Bronze monuments "Pushkin lyceum students", "Catherine II», «Atreus (Theseus)," Niobe and her daughter, "" Woman with Jug "and others were also managed to keep, buried in the ground. But, despite the taken measures, some of these sculptures disappeared during the war: "Catherine II» (bronze), the work by the sculptor M. Mikeshina sculpture "Catherine II in the form of the goddess Ceres (bronze), the work by the sculptor Rushett, the sculpture" Niobe with her daughter "and" Sleeping Ariadne "(bronze), made from marble copies of the originals of IV and III-II cent. BC., the statue of "Atreus" (galvanoplasty). We can only hope that the bronze monuments of Tsarskoe Selo were not sent to the smelter and stored in any private collections. Also the fate of two dozen marble busts of the Concert Hall in Catherine's Park is still unknown .

Маркировка художественных ценностей, вывезенных из Екатерининского дворца

Marks of art values, taken out by Hitlerites from the Ekaterina's palace

Фотография на память немецкого солдата. Фото 1942 г.

Photo for memory the German soldier. Photo of 1942 (From personal archive)

In the Catherine Palace in pre-war inventory books the number of items was 42,172. During the war, the evacuation hid 12,021 exhibits. Immediately after the war the work on compiling lists of missing values began.

In 1944, the museum staff, headed by A. Kuchumova - Director of the Central Depository museum funds engaged in searching for looted artifacts and fragments of architectural and artistic decoration of the palace buildings. In Berlin, in the elevators parquet panels of Lyons Hall were found, on the smelter town of Galle - bronze statue of Hercules and Flora, decorative stove tiles, furniture, paintings, porcelain were found in Berlin, Kaliningrad, Riga and other cities where there was the retreat of Hitler's army. The search for lost treasures brought very modest results. From more than thirty thousand items which had been lost in the postwar years over 400 items were found. Many of them were in poor condition and did not respond to restoration.

But the search for lost treasure does not stop. The documents and wartime archives are carefully studied, there is an attempt to define who exported the art collections from the town of Pushkin in the years of Nazi occupation and ho he did it.

The main part of the art collection was taken in autumn 1941 and the whereabouts of these things (including the finishing of the Amber Room) is still unknown. Removal of stolen property was held centrally by specially trained people and by a definite plan. Many items were "war booty" of individuals, take by them for themselves. Of course, the part of the collection was lost forever on the road of war, and the number of these items is very difficult to establish.

In the 90 years of last century and the first decade of this one the state museum "Tsarskoe Selo" got about 20 items which were returned voluntarily by people who had taken out them in the war years in Germany as a trophy. These things were passed by the former military and by their families. Some owners return items anonymously.

Artistic values of Catherine's Palace Museum wait their return to their homeland.




Фасад Екатерининского дворца в годы ВОВ

Facade of the Ekaterina's palace in days
of the Second World War

Художественные коллекции Екатерининского дворца в Пушкине (Царское Село) под Петербургом складывались на протяжении трех столетий. Начиная с Петра I, подарившего в 1710 году эти земли своей жене Екатерине I, коллекции собирали все российские монархи вплоть до 1917 года. После Великой Октябрьской революции художественное убранство Екатерининского дворца-музея наряду с другими коллекциями бывших царских резиденций под Петербургом, было объявлено национальным достоянием.

В фашистском плане войны против Советского Союза овладение Ленинградом обозначалось как «Задача № 1». Согласно этому плану Ленинград должен был быть полностью уничтожен.

Вероломность и внезапность нападения, активное наступление обеспечили гитлеровским войскам быстрое продвижение к Ленинграду, но советскими партийными и правительственными органами была своевременно организована эвакуация из города мирного населения (в первую очередь детей, стариков и инвалидов) и ценного государственного имущества. Вывозили в восточную часть страны оборудование заводов, промышленных предприятий, научно-исследовательских учреждений, а также уникальные музейные коллекции, в том числе произведения изобразительного и прикладного искусства.

Благодаря эвакуации многое удалось спасти: пятьдесят пять вагонов с ящиками музейного груза четырех ленинградских пригородов были отправлены в города Новосибирск и Сарапул (Удмуртская АССР). Это составило примерно 35% всех предметов из пригородных дворцов. Упаковка, эвакуация и захоронение музейных ценностей Екатерининского дворца-музея продолжались в течение 83 дней, с первого дня войны до захвата города гитлеровскими войсками 17 сентября 1941 года.

II Антикамера. Екатерининский дворец в 1950-е годы

II Antichamber. Ekaterina's palace
in 1950th years

Зеркальный кабинет

Mirror office

Картины, люстры, шторы, драпировки снимались со своих мест в залах, и все движимое имущество сносилось в служебные помещения нижнего этажа музея. Упаковка экспонатов производилась на первом этаже в Предцерковном зале и в помещениях бывших реставрационных мастерских. День и ночь небольшой коллектив научных сотрудников и музейных служителей, в основном женщин (так как мужчины с первых дней войны ушли на фронт), отбирали, упаковывали, грузили и отправляли в тыл мебель, вазы, канделябры, фарфор, книги, картины, чертежи и множество других музейных предметов. Уже 30 июня в тыл была отправлена первая партия музейных ценностей, 6 и 13 июля две партии были отправлены по железной дороге в город Горький. Позднее все три партии музейных ценностей после бомбежки Горького были эвакуированы в Новосибирск. 23 августа последний эшелон прорвался сквозь вражеский заслон, направляясь в город Сарапул. Оставшиеся вещи продолжали сносить в нижние помещения и в подвалы дворца.

Мысль о приходе врагов в г. Пушкин в то время казалась музейным работникам невозможной, и все их действия были сориентированы на сохранение музейных помещений от снарядов, пожаров и осколочных снарядов дальнобойных орудий. «Ценные паркеты закрыли ковровыми дорожками ворсом вниз и засыпали песком. Окна сначала заклеивали бумагой, позднее марлей и плотной материей, предохранявшей от осыпания стекол. По мере обострения военной опасности приемы защиты дворцовых зданий изменялись. В конце августа до 50% окон парадной анфилады забили с наружной стороны толстыми досками. А стены Янтарной комнаты оклеили сверх папиросной бумаги — тканью. Такие же предохранительные меры были приняты в отношении стеклянной облицовки спальни Екатерины II. Во всех залах были установлены ящики с песком и бочки с водой, а к ним лопаты, щипцы, совки.

Китайская Голубая гостиная

The Chinese Blue drawing room

Зеленая столовая

Green dining room

Немецкие оккупанты у Золотых ворот перед фасадом Екатерининского дворца. Фото 1942 г. (из личного архива)

German invaders at Gold gate before a facade
of the Ekaterina's palace. Photo of 1942
(from personal archive)

В качестве дополнительных резервуаров использовались большие японские вазы» (В. В. Лемус. «Об эвакуации музейных ценностей из г. Пушкина. Историческая справка № 1316 — архив ЕДМ, с. 10).

В первую очередь упаковывали экспонаты, наиболее ценные в художественном и материальном отношении, а также образцы стульев и кресел из разных мебельных гарнитуров. Когда Ленинград оказался во вражеском окружении, музейные предметы стали вывозить в подвалы Исаакиевского собора, где они и находились все годы блокады. В это же время велось захоронение парковых статуй: при помощи лебедки их поднимали с места и опускали в вырытые поблизости ямы глубиной от одного до двух метров; укладывали на доски, засыпали песком, а сверху землей.Места захоронений засевали травой и маскировали. Так были укрыты 34 мраморные скульптуры и большая коллекция мраморных бюстов. Бронзовые памятники «Пушкин-лицеист», «Екатерина II», «Атрей (Тезей)», «Ниобея с дочерью», «Девушка с кувшином» и другие также удалось сохранить, зарыв в землю. Но, несмотря на принятые меры, часть этих скульптур бесследно исчезла в годы войны: «Екатерина II» (бронза), работа скульптора М. Микешина, скульптура «Екатерина II в виде богини Цереры» (бронза), работа скульптора Рашетта, скульптуры «Ниоба с дочерью» и «Спящая Ариадна» (бронза), выполненные с мраморных копий оригиналов IV и III-II вв. до н. э., статуя «Атрея» (гальванопластика). Остается только надеяться на то, что царскосельские бронзовые памятники не были отправлены в переплавку и хранятся в каких-либо частных коллекциях. Также до сих пор неизвестна и судьба двух десятков мраморных бюстов из Концертного зала в Екатерининском парке.

В Екатерининском дворце по довоенным инвентарным книгам числилось 42 172 предмета. Во время войны в эвакуации находился 12 021 экспонат. Сразу же после войны началась работа по составлению списков утраченных ценностей. Безусловно, вывезенные в эвакуацию художественные предметы относились к коллекциям первого ряда. Сохранившиеся уникальные произведения искусства во многом способствовали успешным реставрационным работам в разрушенном дворце.

В 1944 году сотрудники музея во главе с А. М. Кучумовым — директором Центрального хранилища музейных фондов занялись поисками расхищенных экспонатов и фрагментов архитектурно-художественного убранства дворцовых зданий. В элеваторах Берлина были найдены паркетные щиты из Лионского зала; на медеплавильном заводе города Галле — бронзовые статуи Геркулеса и Флоры; декоративные печные изразцы, мебель, живопись, фарфор были обнаружены в Берлине, Калининграде, Риге и других городах на путях отступления гитлеровской армии. Поиски утраченных сокровищ принесли очень скромные результаты. Из утраченных более тридцати тысяч предметов в послевоенные годы удалось найти около 400 единиц хранения. Многие из них были в плохом состоянии и не поддавались реставрации.

Но поиски утраченных сокровищ, начавшиеся сразу после войны, не прекращаются. Тщательно изучаются документы военного времени и архивы, ведется попытка определить кто и как вывозил художественные коллекции из города Пушкина в годы гитлеровской оккупации.

Как удалось установить, основная часть художественной коллекции была вывезена осенью 1941 года и местонахождение этих вещей (в том числе и отделка Янтарной комнаты) до сих пор неизвестно. Вывоз похищенных ценностей проводился централизовано специально подготовленными людьми и по определенному плану. Многие предметы стали «военной добычей» отдельных лиц, вывозивших их для себя лично. Безусловно, часть коллекции погибла безвозвратно на дорогах войны, и количество этих предметов установить очень сложно.

В последнее время Государственный музей-заповедник «Царское Село» получил 15 предметов, возвращенных добровольно людьми, которые по разным причинам вывезли их в годы войны в Германию как трофеи. Эти вещи передают как бывшие военные, так и члены их семей. Интересно, что некоторые владельцы возвращают предметы анонимно. Члены семей бывших немецких военнослужащих смущенно рассказывают, что эти предметы (книги, картины, вазы и т. д.) их родственники привезли из разрушенного Екатерининского дворца как сувениры.

Авиабомба в залах Екатерининского дворца

Aerial bomb in halls
Ekaterina's palace

С первых же дней оккупации (17 сентября 1941 года) в Пушкине появились немецкие искусствоведы-эксперты. В районе действия группы армий «Север» имел хождение особый перечень, подготовленный по указанию Гитлера Нильсом фон Хольстом 24 июня 1941 года. Перечень включал в себя 55 объектов с точным указанием местонахождения; из них 17 музеев, 17 архивов, 6 церквей и библиотеки. 24 июля вышел специальный указ Гитлера о том, что «прерогатива фюрера» по отбору произведений искусства распространяется «…на все оккупированные немецкими войсками области… и на те русские территории, которые еще предстоит занять».

Художник Карл Кенель. Пейзаж

Artist Charles Kenel. "Landscape"

Художник Карл Кенель. Старая деревня

Artist Charles Kenel."Old village"

Нильс фон Хольст — ведущий эксперт по вопросам искусства в России — руководил деятельностью берлинских музеев по внешним связям. В начале 1941 года был членом культурной комиссии, которая работала в Литве, Ленинграде и Москве. 15 ноября 1940 года он обратился к директорам немецких музеев с требованием обязать всех начальников подразделений подготовить для него информацию обо всех произведениях (хранящихся в русских музеях), которые могли бы с любых точек зрения стать ценным вкладом в немецкую культурную сокровищницу. 26 сентября 1941 года фон Хольсту была поручена сохранность награбленных в пригородах Ленинграда музейных сокровищ.

О вывозе награбленных сокровищ рассказывают документы 18-й армии и свидетельства очевидцев. Из этих документов стало известно, что Эрих Кох, гауляйтер Восточной Пруссии, предоставил 18-й армии большую колонну грузовых машин, подвозивших на фронт боеприпасы, а обратно в Пруссию эти грузовики в сентябре-октябре 1941 года возвращались с грузом награбленного имущества.

В полевом дневнике командования группы армий «Север» встречается следующая запись, сделанная уже 29 сентября 1941 года: «Ротмистр граф Сольмс из штаба группы армий, которому поручено отобрать произведения искусства в императорских резиденциях, просит поставить охрану в Пушкине, где взрыв авиабомбы причинил некоторые повреждения. В настоящее время солдаты на передовой линии фронта могут своими неосторожными действиями нанести дворцу ущерб, в связи с чем охрана поручена 50-му армейскому корпусу». В документах 50-го армейского корпуса имеется уникальная запись: «1.10. Красногвардейск. Для обеспечения сохранности предметов искусства в район действий корпуса прибыли ротмистр граф Сольмс и гауптман Пенсген. 14.10. Красногвардейск. Транспортировка экспертами по искусству ротмистром графом Сольмсом и гауптманом Пенсгеном предметов искусства из Гатчины и Пушкина — среди них и облицовка стен Янтарного зала из замка в Пушкине (Царское Село) — в Кенигсберг. 14.11. Красногвардейск. Ротмистр граф Сольмс и гауптман Пенсген, завершая свою деятельность (сохранение предметов искусства), покидают штаб корпуса».

Маркировка художественных ценностей, вывезенных гитлеровцами из Екатерининского дворца

Marks of art values, Taken out by Hitlerites
from the Ekaterina's palace

Образец немецкой маркировки произведений искусства из Царского Села. (Обратная сторона картины Старая деревня)

The sample of German marks Works
of art from Tsarskoje Selo.
(A picture underside "Old village")

Документ из архивов 50-го армейского корпуса впервые дает нам точную дату вывоза художественных ценностей и, что особенно важно, дату вывоза Янтарной комнаты — 14 октября 1941 г.

Спустя 25 лет, в 1966 году, граф Сольмс-Лаубах, директор музея художественных промыслов во Франкфурте-на-Майне, во всеуслышание заявил, что он в самом деле занимался «эвакуацией» ценностей из Екатерининского дворца, и в частности Янтарного зала: «Отдельные детали Янтарной комнаты были тщательно упакованы в ящики и через Плескау (Псков) отправлены в Ригу… В конце концов эти ящики каким-то образом попали из Риги в Кенигсберг». В пяти железнодорожных вагонах, отправленных в Кенигсберг, находились не только янтарные панели, но и огромное количество самых разных произведений искусства. Министерство по делам оккупированных восточных территорий в Берлине вскоре запрашивает подробный отчет: какие именно культурно-художественные ценности были тогда вывезены и где точно они размещены в настоящее время. В ответ на этот запрос некий доктор Нерлинг, руководитель Главной рабочей группы (ГРГ) «Остланд», работавшей по заданию «Штаба рейхслейтера А. Розенберга по оккупированным территориям», сообщает, что «у самого Сольмса получить такую информацию не удается. Впрочем, в боевой обстановке он, возможно, и не составил перечня при вывозе. В любом случае, решение о местонахождении этих культурно-художественных ценностей будет окончательно принято лишь после войны». (Фонд 3676, оп.1. д. 142, л.73-74, 24/1-2; Рига, 19.02.1943.)

Восстановление кровли Екатерининского дворца

Roof restoration Ekaterina's palace

Как свидетельствуют документы, предметы искусства из Екатерининского и Александровского дворцов вывозились в несколько этапов в разное время, разными ведомствами и разными воинскими соединениями.

В 1942 году ТАСС распространил в Европе информацию, полученную от военнопленного оберштурмфюрера 4-й роты батальона особого назначения МИД Нормана Ферстера. Он дал подробные показания о том, как происходил вывоз ценностей из Екатерининского дворца осенью 1941 года: «2-я рота МИДа в Царском Селе захватила и вывезла имущество Большого дворца-музея императрицы Екатерины. Со стен были сняты китайские шелковые обои и золоченые резные украшения. Наборный пол сложного рисунка увезли в разобранном виде. Из дворца императора Александра вывезены старинная мебель и богатая библиотека в 6-7 тысяч книг на французском языке и свыше 5 тысяч книг и рукописей на русском языке. Среди этих отобранных книг было очень много литературы на французском языке и большое количество произведений греческих и римских классиков, являющихся библиографической редкостью» (газета «Правда». 1942. 17 ноября). В марте 1942 г. Министерство иностранных дел Риббентропа опубликовало каталог вывезенных из СССР предметов искусства — в нем упоминались предметы из Екатерининского дворца.

С особой активностью занимался вывозом ценностей спецбатальон СС, руководимый Эберхардом фон Кюнсбергом, штурм-банфюрером СС. По приказу Риббентропа этот батальон конфисковывал архивы и библиотеки из Екатерининского и Александровского дворцов, попутно присваивая и другие «бесхозные ценности». Из пригородных дворцов под Ленинградом ими были вывезены в Берлин четыре огромные библиотеки. Спецбатальон располагал грузовыми машинами, упаковочным материалом, своей рабочей силой. Риббентроп в 1942 году сообщает Гитлеру о вывозе предметов из Царского Села: «Из Екатерининского замка в безопасное место осенью 1941 г. был вывезен Янтарный кабинет, подарок прусского короля Фридриха I (здесь неточность, на самом деле подарок его сына Фридриха Вильгельма  I. — Авт.) Петру I, причем были вынуты отдельные детали. Кабинет временно разместили в Кёнигсбергском замке. Таким образом это уникальное произведение искусства сохранено от разрушения. Тогда же было вывезено 18 грузовиков наиболее ценной мебели и др. произведений искусства, и прежде всего картин, в Кенигсберг для лучшей их сохранности».

Немецкие оккупанты на Парадной площади перед Екатерининским дворцом. Фото 1942 г. (из личного архива)

German invaders on the Smart area
before the Ekaterina's palace. Photo of 1942
(from personal archive)

Активно занимался вывозом ценностей и «Штаб рейхслейтера Розенберга по оккупированным территориям». В отчетах руководителей групп ГРГ «Остланд» и «Ингерман-ланд» имеются материалы по обследованию дворцов под Петербургом. В октябре 1942 года в них сообщается об отправке в Ригу готторпского глобуса и трех картин художника Гюбера Робера. Вышеупомянутый ротмистр резерва граф Эрнст-Отто Сольмс-Лаубах, офицер по охране культурно-художественных ценностей в отделе пропаганды группы «Остланд», также являлся сотрудником ведомства, руководимого Розенбергом. До войны он был куратором и директором Франкфуртского Исторического музея. Под его руководством из Петергофа вывезли фонтан «Нептун» нюрнбергской работы XVII века. Тогда же демонтировали и вывезли бронзовую статую Самсона. Статуя Самсона исчезла бесследно, а фонтан «Нептун» удалось обнаружить в Нюрнберге в Национальном немецком музее. Как свидетельствуют документы 18-й армии, в распоряжение графа Сольмса были выделены грузовики и рабочая сила для вывозки особо ценных вещей из дворца в Пушкине. Как отмечалось выше, он же руководил работами по вывозу Янтарной комнаты. По его распоряжению шестеро солдат 553-го резервного батальона в течение всего 36 часов аккуратно демонтировали со стен дворцового зала янтарные панели, уложили их в ящики, установили на грузовики и перевезли на железнодорожную станцию «Сиверская», откуда через станции Луга, Псков и Рига поезд с грузом прибыл в Кенигсберг (Восточная Пруссия).

Анфилада Екатерининского дворца

Suite Ekaterina's palace

Группа ГРГ «Остланд» координировала и проводила все дальнейшие работы по вывозу художественных ценностей из дворцов под Петербургом. Известно, что она проводила целую серию «обследований» в ноябре 1941 года, в феврале и апреле 1942 года. В составе рабочих групп числились такие специалисты, как доктор Вундер, доктор Келлер, Шильде, фон Крузенштерн, Штюбе и водитель Хейнен. Из информации этих экспертов в штаб Розенберга становится ясно, что поток художественных предметов из Царского Села, отправляемых на Запад, иссякает. Дальнейшие документальные источники свидетельствуют о вывозе «ряда мелких объектов, которые изъяты различными неконтролируемыми службами». В апреле 1942 года в отчетных документах, посылаемых в Берлин, отмечается, что оставшиеся в Екатерининском дворце Царского Села предметы «надежно сохраняются местной командой СД и подразделениями войск СС».

Имеются документальные свидетельства о появлении в Царском Селе представителей департамента рейхсмаршала Германа Геринга, который создавал свою коллекцию в Каренхолле.

Образцы инвентарных номеров художественных произведений из коллекций Екатерининского дворца до 1941 г.

Samples of accession numbers works of art
from collections Ekaterina's palace till 1941

Вывезенные предметы растворялись в личных коллекциях высокопоставленных гитлеровских преступников. Судьба многих из них остается неизвестной. Хочется надеяться, что не исчезли бесследно 98 старинных икон из церкви Екатерининского дворца, что сохранился знаменитый живописный плафон работы художника Д. Валериани из паркового павильона «Эрмитаж», а разнообразные бытовые вещи, принадлежавшие российским императорам — фотографии, письма, акварели, гравюры, книги и т. п. — не погибли. Так же, как не погибли и хранятся в тайниках многочисленные старинные шелка, сорванные со стен дворцовых интерьеров.

Более полувека продолжаются поиски величайшего произведения искусства — Янтарной комнаты Екатерининского дворца. Янтарные панели — дар прусского короля Фридриха Вильгельма I Петру I в ознаменование союза России и Пруссии — в 1716 году были отправлены из Берлина в Петербург. В 1755 году они украсили стены одного из залов Екатерининского дворца, включенного архитектором Ф.-Б. Растрелли в анфиладу парадных помещений.

Почти два столетия Янтарная комната просуществовала в Екатерининском дворце. Благодаря постоянным мелким починкам и периодическим реставрациям комната поддерживалась в первозданном виде.

Парадная лестница. Вестибюль

Front staircase. Lobby

«Янтарную комнату тоже пытались эвакуировать. Прежде чем приступить к снятию панно, для предохранения янтарной мозаики от возможного осыпания во время предстоящих работ его заклеили тонкой бумагой. Однако пробное снятие одного узкого панно показало, что, несмотря на предосторожности и проклейку бумагой, мозаика отваливается от деревянной основы большими участками. Стало ясно, что снять янтарные панно без значительных повреждений не представляется возможным. Чтобы не подвергать памятник разрушению, по согласованию с представителем Ленгорсовета было принято другое решение — произвести работу по консервации и защите янтарного убора комнаты на месте. Для этого янтарные панно дополнительно заклеили марлевой тканью и закрыли чехлами из ватина. Окна Янтарного зала зашили двумя рядами толстых досок, а пространство между ними заполнили песком. Художественный паркет из цветного дерева тоже засыпали песком» (А. Кучумов, М. Воронов. Янтарная комната. Л., 1986. С. 161).

Итак, известно, что в октябре 1941 года Янтарную комнату вместе с другими произведениями искусства гитлеровцы вывезли в Кенигсберг. Директор Кёнигсбергского музея Альфред Роде пишет, что комната «передана управлением государственных замков и парков (директор д-р Галль) в собрание произведений искусства г. Кенигсберга для дальнейшего хранения». Доктор искусствоведения Альфред Роде, директор государственных собраний произведений искусства в Кенигсберге, специалист по янтарю, приступил к размещению янтарных панелей в одном из залов Кёнигсбергского замка. Но, не дожидаясь завершения работ, он выставил несколько панелей в экспозиции городского музея янтаря. Об этом сообщалось в местной газете 13 ноября 1941 года.

В 1942 году Альфред Роде опубликовал статью в журнале «Пантеон», в которой писал: «Последняя глава в этой богатой событиями истории Янтарной комнаты […] вписана во время жестокой войны между Германией и Россией в 1941 г. Царское Село, современный Пушкин, оказалось расположенным на первой оборонительной линии. Дворец в Царском Селе был сильно разрушен во время одной из бомбардировок. Часть дворца была взорвана, окна, двери выбиты. По заданию шефа государственных музеев два офицера — полковник доктор Пенгсен и майор доктор граф Сольмс-Лаубах, искусствоведы по образованию, осмотрели Царскосельский дворец и установили, что необходимо срочно спасти Янтарную комнату. В течение 36 часов был проведен демонтаж комнаты (его произвели 7 человек из строительного батальона), которую затем доставили в Кенигсберг и передали в музей.

Янтарная комната Фридриха I, вернувшись на свою родину, которая представляет собой единственное место добычи янтаря, является лучшим украшением Кёнигсбергского музея».

Статья Роде была иллюстрирована пятью фотографиями с видами Янтарной комнаты. На одной из них изображен общий вид комнаты, уже установленной в Кёнигсбергском замке. А. Кучумов, занимавшийся в послевоенное время поисками Янтарной комнаты, отмечал:»На этом снимке бросается в глаза отсутствие одной из мозаик, что и подтверждается фразой из статьи Роде: «Из четырех мозаичных картин одна в настоящее время не сохранилась и заменена зеркалом». По-видимому, она была похищена «специалистами» еще в момент демонтажа Янтарной комнаты в Екатерининском дворце.

На этой же фотографии видно, что на пилястрах нет ни одного бра. Двадцать четыре великолепных бронзовых бра исчезли бесследно.

Решительное наступление советских войск в середине января 1944 года принесло долгожданное освобождение Ленинграду и его пригородам от вражеской блокады и оккупации. 24 января 1944 года воины, вошедшие в многострадальный город Пушкин, увидели груды развалин из камня и пепла. От выдающегося памятника русской национальна культуры — Екатерининского дворца и прилегающих к нему зданий остались обгоревшие стены, зиявшие пустыми просветам окон, изуродованные полы и потолки кое-где валяющиеся жалкие остатки художественного декора. Из пятидесяти пяти залов дворца, имевших уникальную отделку, частично уцелели только десять.

В мае 1945 года комиссии Комитета по делам искусств и культурно-просветительных учреждений во главе с доктором исторических наук, сотрудником Государственного Исторического музея профессором А. Я. Брюсовым было поручено выявление художественных ценностей (и в первую очередь Янтарной комнаты), вывезенных в Германию из советских музеев.

Среди немецкого населения, оставшегося в Кенигсберге, был упомянутый выше Альфред Роде. На вопросы комиссии о судьбе Янтарной комнаты Роде сообщил, что она действительно находилась в музее замка, в помещениях южного крыла, а позднее была упакована в ящики и перенесена в Орденский зал замка и что, по всей вероятности, она сгорела.

Парадная лестница

Front staircase

В марте 1946 года А. М. Кучумовым и заведующим сектором музеев отдела культуры Ленгорсовета  С. В. Трончинским вновь было произведено детальное обследование всех помещений Кёнигсбергского замка, включая подвалы и подземные ходы, ведущие за пределы замковой территории. В различных частях огромного здания замка, полностью выгоревшего и полностью разрушенного, было обнаружено большое число фрагментов ломаной мебели из Екатерининского дворца (в том числе из Большого зала, Карельской приемной Александра I, Китайского зала и других помещений), битого китайского и японского фарфора из собраний пушкинских дворцов. Панели Янтарной комнаты бесследно исчезли. Поэтому вопрос о дальнейших розысках Янтарной комнаты был временно снят. В 1967 году Правительственная комиссия под председательством заместителя министра культуры РСФСР  В. М. Стриганова вновь обратилась к розыску похищенных в годы войны художественных ценностей и в первую очередь Янтарной комнаты. В 1984 году работа Комиссии была остановлена, а дело по розыску Янтарной комнаты прекращено.

Вопрос об исчезнувших произведениях искусства, принадлежащих Екатерининскому дворцу-музею, продолжает волновать не только музейных работников, занимающихся восстановлением дворцовых интерьеров. Положение с культурными трофеями второй мировой войны требует самого тщательного внимания представителей международной и отечественной общественности. Создание нового открытого общества в Европе, изменившиеся политические, идеологические и дипломатические обстоятельства дают возможность начать совершенно новый диалог на эту тему. Художественные ценности Екатерининского дворца-музея ждут своего возвращения на Родину.

Иван Саутов,
Генеральный директор Госудатственного музея-заповедника «Царское Село»


© 2006—2022 Development and support by Central computation office of the Ministry of Cultural Affairs of the Russian Federation